614006 г. Пермь, ул. Ленина, 51,
тел.: (342) 217-75-55
факс: (342) 235-12-57
e-mail: zsperm@zsperm.ru

Архив Трибуна депутата

Юрий ЁЛОХОВ: «Лесное законодательство требует порядка»

31 мая 2016

Руководитель в краевом парламенте рабочей группы по природопользованию и охране окружающей среды, член Федерального экологического совета при Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

- Юрий Георгиевич, скажите как эксперт в лесной отрасли на краевом и федеральном уровне: можно ли уже говорить о результатах борьбы с незаконным оборотом древесины, незаконными рубками?

- Говорить о результатах еще рано. Можно лишь сказать, что искоренить незаконные манипуляции с лесными ресурсами пока не удалось, немного снизить - да. В год в стране незаконно добывается более одного миллиона кубометров древесины, а это потери бюджета в 13,5 миллиардов рублей. Но, кроме незаконно срубленной древесины и недополученных денег, это еще и бардак после «серых» лесорубов, из-за которого на этом месте лес еще долго не растет. Такой ущерб посчитать трудно.

Действительно, в последние годы были сделаны шаги по борьбе с незаконными рубками. Изучив опыт других регионов, разработали краевой закон, по которому пункты приема и отгрузки древесины должны быть на учете в краевом Министерстве, а древесина, проходящая через эти пункты, – регистрироваться на входе и выходе. Но в декабре 2013 года в Лесной кодекс РФ внесли изменения, и наш с губернатором совместно подготовленный проект закона не был принят.

- Тогда шла речь о том, что правила оборота древесины будут установлены на федеральном уровне, одинаковые для всех регионов.

- Да, федеральные нововведения вводили учет древесины до вывоза из леса, правила ее транспортировки, обязанность занесения данных в единую информационную систему. Но этим федеральным законом регулируется оборот только круглой древесины и только до момента, когда древесина попала в пункт переработки. То, что на выходе, то есть продукты лесопереработки, не отслеживаются и не контролируются. У нас в крае более полутора тысяч пилорам. Такая большая сеть создает условия для приема, быстрой переработки и сбыта незаконной древесины.

Сначала ждали подзаконные акты федерального Правительства, якобы они должны были урегулировать эти пробелы. Уже в начале 2015 года, когда все акты были приняты, стало понятно, что деятельность этих пилорам, малых лесопильных комплексов и учет продуктов переработки древесины так и не урегулированы.

Тогда на площадке постоянно действующей рабочей группы начали обсуждать, что же все-таки можно предпринять на региональном уровне, чтобы не нарушить федеральные законы. Привлекали к обсуждению и профессиональное сообщество, и краевую Прокуратуру, и ГУ МВД по краю. Краевое Министерство природных ресурсов тоже заинтересовано в таком законе. На совещания, переписки и согласования текста закона ушел почти год. Сейчас проект закона подготовлен и внесен в Заксобрание.

- Какие еще лесные вопросы остаются в работе и на Вашем контроле?

- То, каким образом будет проводиться проверка целевого использования древесины, предоставленной гражданам для собственных нужд. Краевым Министерством природных ресурсов разработан порядок проведения проверок, сейчас он на согласовании. Ранее обсуждали с Министерством, что эта проверка должна заключаться в том, построен дом или нет, не следует проверять, сколько процентов составляет древесина от всего дома. Принимая инициативу по запрету нецелевого использования древесины, хотелось отсечь тех, кому не нужен ни лес, ни дом. Нужен дом, но не нужен лес – продавай и покупай кирпичи. Важен только конечный результат – появление индивидуального жилого дома, пусть он будет не полностью из дерева.

Еще один вопрос, над которым продолжаем работать – это альтернативный порядок предоставления деловой древесины гражданам. Обсуждали такой механизм: гражданин передает свое право на заготовку древесины производителю. Производитель продает ему дом, но не за полную цену, а за вычетом стоимости права на древесину, или предоставляет определенный объем необходимых пиломатериалов. Производитель в свою очередь аккумулирует несколько таких «прав» или сертификатов и обращается в Министерство, которое предоставляет ему большой участок в Гайнском или Горнозаводском лесничестве, где есть подходящие по объемам массивы.

В результате: гражданин, во-первых, освобождается от дополнительных расходов и действий, связанных с заготовкой древесины, во-вторых, сокращается его срок ожидания в очереди благодаря лесным участкам на севере края. А бизнес получает дополнительные возможности для развития деревянного домостроения.

Такая схема обеспечения молодых семей и многодетных семей деловой древесиной была составлена, она соответствовала краевым законам. Но в Лесном кодексе РФ появился запрет на сделки с древесиной, заготовленной гражданами для собственных нужд. И в том виде, в котором она была, ее не реализовать. Сейчас прорабатывается иной вариант схемы, и ведутся переговоры с федеральными структурами. Продолжаем работать над лесными законами.»

Вернуться в начало раздела