614006 г. Пермь, ул. Ленина, 51,
тел.: (342) 217-75-55
факс: (342) 235-12-57
e-mail: zsperm@zsperm.ru

Архив Трибуна депутата

Олег Постников: «Скажи сорнякам «нет»!»

13 июня 2017

Депутат Законодательного Собрания Олег Постников считает, что его законопроект поможет решить проблему с борщевиком и не только.

Олег Постников, лидер регионального отделения партии ЛДПР, был избран депутатом краевого парламента в сентябре 2016 года. Тогда же существенно обновился весь кадровый состав фракции в пермском ЗС.

Через выборы обычно громогласные соколы Жириновского прошли как никогда спокойно. Олег Сергеевич считает, что время громких лозунгов прошло и пора приступить к практическим проектам. Слоган партии во время выборов гласил, что они «против сорняков и вредителей». Сейчас партийцы ЛДПР собираются воплотить идею в жизнь.

Для этого разработана подпрограмма «Обеспечение фитосанитарного благополучия Пермского края» к уже действующей с 2013 года государственной программе «Развитие сельского хозяйства и устойчивое развитие сельских территорий в Пермском крае».

О ней и разговор.

СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ

– Как возникла идея проекта борьбы с борщевиком, а затем и более широкое понимание этой проблемы – создание подпрограммы по фитосанитарному контролю в крае?

– Проблему борьбы со злостным сорняком – борщевиком Сосновского – подсказали нам наши избиратели, которые были обеспокоены тем фактом, что брошенные земли бывших совхозов и колхозов зарастают им. А ведь это растение не просто сорняк – борщевик относится к ядовитым растениям. Мы сделали депутатские запросы для того, чтобы понять, насколько актуальна эта проблема для Пермского края. И к своему удивлению узнали, что такой статистики просто не существует.

Известно только, что до 1992 года обрабатывались 2 миллиона 100 тысяч гектаров сельскохозяйственных земель, а сейчас, по примерным оценкам, только 650 тысяч гектаров – это около 35 процентов от показателей 25-летней давности. Сколько из них заросло борщевиком, а сколько лесом – неизвестно.

– Но ведь у брошенных земель, скорее всего, есть хозяева?

– Конечно. Совсем брошенных земель у нас в крае нет. В девяностые годы эти земли или были отданы людям как паи, или проданы на аукционах, или это федеральные земли. И очень хорошо, что наше правительство приняло закон, согласно которому муниципалитеты могут изымать землю в случае ее ненадлежащего использования в пользу государства с тем, чтобы передать ее тому, кто будет на ней работать.

– Для каких муниципалитетов борьба с борщевиком наиболее актуальна?

– Как я уже сказал, статистики никакой нет. Хотя в последнее время главы территорий стали систематизировать и изучать информацию о землях, которые обрабатываются. Сравнивая эти данные со статистикой 1991 года, можно сделать выводы о том, сколько в муниципалитете брошенных земель. Понятно, что в том же Уинском районе, где в обработке находятся 70 процентов от тех земель, которые обрабатывались до перестройки, проблем с борщевиком практически нет. А вот уже в 30–40 километрах от него, в Чернушке, много земель выведено из сельскохозяйственного оборота. Так что там как раз проблема стоит очень остро. Много борщевика и в северных районах (по Соликамскому тракту от Добрянского до Усольского районов), в которых сельскохозяйственная деятельность практически не ведется. Заражены и обочины дорог, поскольку дорожным службам не вменяется в обязанность фитосанитарный контроль за состоянием придорожной территории.

– Так вы предлагаете, чтобы этим занимались в том числе дорожные службы?

– А почему бы и нет? Так, в соседней Свердловской области дорожникам вменили в обязанность убирать крупные сорняки вдоль трасс. Это и есть одно из мероприятий фитосанитарного контроля.

– Но фитосанитарный контроль подразумевает нечто большее, чем просто борьбу с сорняками, с тем же борщевиком?

– Согласен. Борщевик – только одна из самых заметных проблем. Существует достаточно много растений, которые несут угрозу экологии нашего края. Например, козлятник, который завезли агропредприятия для выращивания на корм скоту. Он потихоньку дичает – переселяется с полей на поляны и обочины дорог. Но если какое-то растение будет внесено в реестр нежелательных для Прикамья, как предлагаем мы в своем законопроекте, семена такого растения просто на территорию края не попадут: их не даст провезти таможня. Это заградительная мера. А есть еще просветительская: рассказывать аграриям и дачникам, какие растения-засорители нельзя выращивать на своих участках или в фермерских хозяйствах.

ПОМОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАКОН

– Вы видите решение многих проблем в принятии подпрограммы «Обеспечение фитосанитарного благополучия Пермского края». Почему?

– Мы считаем, что работа должна проводиться на долгосрочной основе – как минимум до 2020 года – с обязательной государственной поддержкой. Именно поэтому пытаемся войти с ней в уже работающую программу, которая и рассчитана на этот период. Основная проблема в том, что у субъекта Российской Федерации нет прямых полномочий по организации и проведению мероприятий по фитосанитарному благополучию. В отличие, например, от той же ветеринарной службы, где эти вопросы обязательно учитываются. В программе «Развитие сельского хозяйства и устойчивое развитие сельских территорий в Пермском крае» уже есть восемь подпрограмм. Мы же предлагаем добавить девятую. Нам как законотворцам необходимо написать подпрограмму в соответствии с законами Российской Федерации и федеральными целевыми программами. И как раз вполне это можно сделать по аналогии с ветеринарным контролем – ничего сложного в этом нет.

– Какие цели вы преследуете?

– Во-первых, вновь вовлечь земли сельхозназначения в оборот. С принятием программы решится проблема с кормами для крупного рогатого скота, что приведет к росту его численности. Во-вторых, когда будут перепаханы засоренные поля, это не даст возможности злостным сорнякам, в том числе борщевику, занимать всё новые и новые земли. В обработке полей должны принять активное участие представители малого бизнеса, тем более что у нас есть много программ по поддержке фермерства. К решению проблемы надо подключить и научное сообщество, так как для борьбы с сорняками можно применять и механические, и химические, и биологические методы борьбы. Считаем, что все эти меры приведут к развитию села и росту численности сельских территорий.

– Что необходимо сделать для того, чтобы программа заработала? Нужны деньги?

– Да. Но на территории края есть несколько машинно-технических станций (МТС), которые простаивают. Они вполне могут перепахать и обработать засоренные земли. Конечно, необходимо не просто отдать им деньги за эту работу, чтобы они могли купить горюче-смазочные материалы (ГСМ), запчасти и выдать зарплату работникам, а сделать так, чтобы эти предприятия приняли участие в конкурсах, исключая коррупционную составляющую.

– А если использовать уже хорошо себя зарекомендовавший административный ресурс?

– Да, безусловно! В том числе и Россельхознадзор, для того чтобы изымать бесхозные земли в пользу государства. И конечно, не надо забывать информировать людей о новой программе, о том, что земли у них при ненадлежащем использовании могут забрать, о вреде тех или иных растений.

ИЗУЧИТЬ МНЕНИЯ И ОПЫТ

– Я правильно поняла, что над разработкой этой программы вы еще работаете?

– Любая проблема должна решаться комплексно. Поэтому очень важно услышать мнения всех заинтересованных сторон. Именно для этого мы предлагаем провести круглый стол. Приглашаем представителей правительства Пермского края, филиала ФГБУ «Россельхозцентр», управления Россельхознадзора (которые в настоящее время работают по своим программам), научного сообщества, крестьянских и фермерских хозяйств, кооперативов, энергетиков, газо- и нефтедобывающих предприятий (на объектах которых тоже хорошо себя чувствует борщевик), глав муниципалитетов и общественности. Только выслушав все предложения, пожелания и приняв их к сведению, можно идти к правительству со своими предложениями. Лишь в этом случае, пройдя обсуждение всех заинтересованных сторон, наша программа сможет полноценно работать. И даже если нашу законодательную инициативу в правительстве не поддержат, мы думаем, что нас услышат. И поймут, что такая проблема в крае есть и ее необходимо изучать.

– А кто-нибудь еще из наших соседей столкнулся с этой проблемой? И если да, то как они ее решают?

– Конечно, начиная работать над своей программой, мы проанализировали программы разных субъектов Российской Федерации. Были программы по борьбе с борщевиком в Томской области и Санкт-Петербурге, но они не увенчались успехом. С похожей проблемой столкнулись и в Краснодарском крае, только там в качестве злостного сорняка выступает амброзия. Лучше всех с борщевиком справились, как я уже упомянул, в соседней Свердловской области, где гранты по борьбе с сорняком выставляют на конкурсы, а дорожников и строителей просто обязывают смотреть за фитосанитарным состоянием своих объектов. Мы, безусловно, в своей программе учли их опыт.

ПЛЕМЯ МЛАДОЕ, НЕЗНАКОМОЕ…

– А какие еще законопроекты предлагает ваша партия?

– Не так давно мы предложили закон, по которому в городах с населением от 15 тысяч человек и составом депутатов представительного органа от 20 человек можно было бы проводить выборы депутатов по смешанной системе (и по одномандатным округам, и по партийным спискам)... Делается это для того, чтобы дать возможность баллотироваться и молодым активистам. У них еще нет ни политического веса, ни больших капиталов, только желание сделать жизнь вокруг себя лучше и комфортнее. Так почему бы не позволить им проявить себя? А в качестве социального лифта пусть бы использовали выборы по партийным спискам. У нас молодежь и так-то не очень хочет оставаться в муниципалитетах – уезжает в Пермь или даже в другие регионы, так как в крае мало возможности быстро подняться по социальной лестнице. И средний возраст депутата пермского Заксобрания – 51 год. Они и принимают законы. А мнение и опыт молодежи учитываются через призму личного опыта. Вот тебе и конфликт отцов и детей.

– Действительно, кадровый состав вашей фракции существенно обновился: в краевом парламенте ЛДПР представляют 4 новых партийца. Как вы оцениваете свой кадровый потенциал?

– Наша партия открыта для инициативной молодежи. Мы даем ей возможность проявить себя, попробовать себя во власти. Произошла смена поколений. Люди попробовали и поняли, что политика – это не то, чем бы они хотели заниматься. Из прошлого созыва от нашей партии сейчас работает только один депутат. Это Алексей Владимирович Золотарев, который выиграл выборы в своем округе повторно. Такой результат говорит о том, что он очень хорошо в прошлом созыве поработал со своими избирателями. Но представители нашей фракции прошлого созыва как большие специалисты не остались и без внимания правительства. Например, Ольга Андреевна Рогожникова работает заместителем министра здравоохранения края.

– На выборах в 2016 году в Государственную думу в большинстве территорий ваша партия ЛДПР опередила ваших же оппонентов – партию КПРФ, – заняв второе место. А вот в Законодательном Собрании вы только третьи: уступили обидный один процент. Будете принимать участие в выборах 2017 года?

– Я не знаю. Пока не могу сказать, потому что это будет решением центрального аппарата. Но если это я и за меня проголосуют коллеги по партии, то буду воспринимать это как высокую оценку моей работы как координатора. Если выберут кого-то другого, то буду поддерживать нашего кандидата, предоставив в его распоряжение свой богатый опыт, накопленный в поездках по краю.

Ирина Костарева,
Звезда, №57 (32667),
30 мая 2017 г.

Вернуться в начало раздела